Обозреватель

Форум


АвтофорумАвтофорумДопомогаДопомогаПошукПошукСписок учасниківСписок учасниківГрупиГрупи ЗареєструватисьЗареєструватись  ПрофільПрофільУвійти, щоб переглянути приватні повідомленняличные сообщенияВхідВхід
 Сейчас обсуждаются 

беспередел и пытки "обеспечили" пожизненное заключ

 
Нова тема   Відповісти    ФОРум ОБОЗа -> Кримінал
Попередня тема :: Наступна тема  
Автор Повідомлення
лена
Гість

   





Повідомленнясубота 14.05.2005 19:56   Відповісти цитуючи

Беспредел и милицейские пытки «обеспечили» пожизненное заключение невиновному человеку

Мой сын, Александр Рафальский 30 июля 2004 года Киевским апелляционным судом был приговорен к пожизненному заключению. Его обвинили в том, что он был организатором убийств четырех человек.
По моему глубокому убеждению, этот приговор не может быть оставлен в силе. Мы с адвокатом подали кассационную жалобу в Верховный суд Украины и надеемся, что справедливость восторжествует и мой сын будет оправдан. Он не убийца.
До ареста он учился на заочном отделении экономического института, работал, положительно характеризуется по месту учебы и работы.

Шокирует сам факт «двойного» задержания.
13 июня 2001 года мой сын был зверски избит работниками милиции при задержании в Киеве и доставлен в Управление МВД Украины Киевской области. В кабинете № 57 на улице Владимирской избиения продолжались, но сыну надели и надвинули на глаза шапочку, чтобы он не видел, кто его бьет. Так выбивалась явка с повинной. Надежда Харченко, которая в тот же день была задержана вместе с моим сыном, рассказала, что она случайно увидела его в коридоре управления. «Он был сильно избит, из под черной шапочки, надвинутой на глаза, текла кровь. Я попросила, чтобы ему оказали медицинскую помощь, но меня никто не стал слушать», - рассказала она впоследствии. Так ничего и не добившись, эта же «бригада милиции» во главе с подполковником Бурлаковым А.П. в этот же день, 13 июня, повезла моего сына в Обуховский райотдел. По дороге они завезли его в какое-то заброшенное здание, где посередине помещения стоял только один стул. Здесь на сына надели наручники на руки и ноги и оперативники стали поочередно его избивать. Поэтому когда его привезли в Обуховское отделение милиции, то передвигаться самостоятельно он уже не мог. Работники спецотряда «Беркут» на руках внесли его в помещение: настолько сильно он был избит. Причем, чтобы снять с себя ответственность за эти истязания, 14 июня в Обухове его оформили как бомжа, личность которого была не установлена. (Хотя личность моего сына была установлена еще в Киеве). Ведь кому то же надо было отвечать за то полуживое состояние, в котором находился мой сын после «посещения» Владимирской.

Электрический ток – как метод получения показаний.
Дальше, с 13 по 25 июня 2001 года мой сын находился в разных изоляторах временного содержания Киевской области, где его от нас скрывали. Все это время над ним продолжали издеваться. В Ставыще он подвергался садистским методам насилия, к разным частям тела ему подключали электрический ток. Только когда он терял сознание от невыносимой боли, над ним прекращали издеваться. Все эти 12 дней ему отказывали в медицинской помощи, услугах адвоката, его прятали, чтобы скрыть следы преступлений работников милиции Киевской области.
Таким методами, путем избиения и угроз и было сфабриковано «резонансное» уголовное дело. Кроме этого, оно было «раздуто» в средствах массовой информации до невероятных размеров. В каждой публикации, в таких газетах, как Факты» и «Сегодня», а так же в выступлениях на ведущих украинских телеканалах делал заявления заместитель начальника УМВД Украины генерал-майор Василий Зарубенко, который, кстати, впоследствии был снят с занимаемой должности. Но тогда он не уставал заявлять, что это «резонансное» дело, дело моего сына, находиться на личном контроле у самого министра МВД Украины. Наверное, здесь комментарии излишни.
Только 19 июля 2001 года мой сын добился заключения судебно-медицинской экспертизы, в котором подтвердились все факты избиений со стороны работников милиции. После очередных издевательств он попал в Белоцерковскую центральную больницу, где был прооперирован. Ему удали гнойные гематомы. После этого он целый месяц находился на стационарном лечении.

«Я давал показания под физическим давлением»
Через такие же мучения и издевательства прошел и Владимир Харченко, который как соучастник обвиняется по этому делу. На судебных заседаниях от 27. 10. 2003 года он говорил: «Я был задержан 1 июня 2001 года. При задержании я не оказывал сопротивления. На момент задержания у меня не было телесных повреждений. В Тетиеве меня били оперативники. Били дубинкой. Потом меня возили к врачу. (Факты избиения Владимира Харченко подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, которая дала Тетиевская ЦРБ.) Когда меня «раскручивали» оперативники по поводу убийства, которого не было, мне ясно дали понять, что там присутствовал Рафальский. И если я в своих показаниях отходил от этого, то они меня били. Я давал показания под физическим давлением. Мне сказали написать заявление, в котором я отказываюсь от очных ставок».
На вопрос судьи, почему он молчал об этом ранее, Владимир Харченко ответил, что если бы он сказал, что к нему применялись недозволенные методы допроса, то его бы били. «Я этого боялся», - признался Харченко. Кроме того, он сказал, что выбрал определенную линию поведения, ориентируясь на работников милиции и на то, что больше их интересует. «У них был акцент на Рафальского. И я давал такие показания. Меня надоумили на это дубинка и ток». Все это длилось 18 дней. И, по словам Владимира, тока он не выдержал.

«Убийства, которые я совершал, я приписывал Рафальскому»
Издевательств в милиции не выдержал и Степан Чернак, обвиняющийся по этому делу вместе с мои сыном и Владимиром Харченко. Чернака арестовали сразу после операции, у него была сломана нога. Как он говорил на судебных заседаниях, ему обещали врача в обмен на нужные милиции показания. «Будут показания, будет и врач». Кроме этого, Чернак, как он сам признавался, страдал от алкоголизма. Выпивал в день около литра водки. Болезненная зависимость подсудимого Чернака от спиртного также была учтена работниками милиции и использована в их целях. Чтобы получить от него необходимые показания, ему наливали спиртное и перед, и после допросов. Нетрезвое состояние Чернака отчетливо видно на видео-съемке допросов.
Кроме этого, Чернак признался, что во время следствия давал неправдивые показания в отношении Рафальского, так как у него к нему была неприязнь. «Он мне не нравился, как человек», - показал Чернак. «У меня была частичная зависть к Рафальскому. Чтобы снять с себя вину, я рассказывал следователю, что все это придумал Рафальский. Убийства, которые я совершал, я приписывал Рафальскому. Я говорил, что он был инициатором убийств. На досудебном следствии я оговорил Рафальского. Не было никакой преступной группировки».

Прокуратурой делалось все, чтобы сфабриковать резонансное дело
Таким образом, садистскими методами, путем избиений, спаивании водкой, обвиняемых и были добыты все «доказательства» по этому делу. Старший следователь Киевской областной прокуратуры В.В. Карман за столь «успешное» раскрытие «резонансного» дела даже получил повышение в Генеральную прокуратуру.
А в итоге Апелляционный суд Киевской области от 30.07.2004 года вынес решение приговорить моего сына к пожизненному заключению. Хотя в ходе всех судебных заседаний подсудимые Чернак С.С. и Харченко В.Б. неоднократно заявляли о непричастности моего сына к совершению преступлений, признавали, что оговорили его, потому, что этого хотела милиция и следователь Карман. Но судья Апелляционного суда Н.И. Гурин этого не слышал. Почему?!
Прокуратурой делалось все, чтобы сфабриковать резонансное дело, создавалась мнимая видимость успешной работы. Но на самом деле я, как защитник осужденного Александра Рафальского, присутствующий на всех заседаниях суда, убежден, что расследование проводилось юридически безграмотно, поверхностно. Например, не было проведено ни одной очной ставки между свидетелями и подсудимыми, не приглашены и не выслушаны все свидетели. Нет ни одного конкретного доказательства вины моего сына.

Убийство, которого не было
Например, его обвинили в убийстве своей знакомой Елены Харченко. Но ее тело до сих пор так и не найдено! Не установлено и точное место совершения преступления. Суд абсолютно не принял во внимание показания младшей дочери Елены - Надежды Харченко, которая все время говорила, что ее мать жива. Что ее видели соседи в то время, когда в суде уже слушалось дело об ее убийстве. Убийстве, которого не было! Кроме этого, Надя подробно рассказала о жизни своей семьи, как пили ее родители, особенно мать, как в доме постоянно случались скандалы. Надя говорила, что у мамы появился какой-то другой мужчина, многие ее с ним видели. Тогда же родители сказали, что будут продавать все свое имущество: автомобиль, квартиру и разъезжаться. Новостью это решение ни для кого не стало. Жить всем вместе дальше было просто невозможно.
По поводу выписки из квартиры, из-за которой, якобы и была убита ее мать, Надя сказала следующее: «В ЖЭК мы ходили все вместе: мама, моя сестра Аня и я. Аня лично подписала у паспортистки заявление о выписке. Дальнейшим оформлением документов занимались мама и ее родной брат, мой дядя Степан Чернак».
Я лично вообще не понимаю, при чем тут мой сын? Ведь все это личные, внутренние дела семьи Харченко. Неужели Саше приписали убийство Елены всего лишь на основании того, что он был знаком с этой семьей, по–человечески помогал им, одалживал им деньги на ремонт квартиры, чтобы они могли подороже ее продать? Я убежден, что утверждение суда противоречит тому, что было на самом деле. И не удивительно, что в судебном заседании подсудимые, все как один, отрицали убийство Елены Харченко.

Сообщники были убиты, как лишние свидетели
Тем не менее, то, что произошло на самом деле, а именно - убийство своих сообщников: Виктора Юрова и Татьяны Иконниковой, Степан Чернак признал полностью!
Татьяна Иконникова занималась квартирными «кидками» профессионально, входила в доверие к мужчинами, с которыми сожительствовала, и разрабатывала планы афер. В них принимал участие и помогал ей Виктор Юров.
Сожитель Татьяны, Шишкевич, признавался, что не раз предлагал Татьяне прописаться в его квартире, так как он ее любил, но она категорически отказывалась от прописки. Вообще, Шишкевич отзывался о ней, как о склочной и пьющей женщине, любившей хорошо погулять. Очевидно, у нее уже тогда был свой план действий в отношении продажи квартиры Шишкевича. Но она не могла предвидеть, что Степан Чернак, после того, как они провернут это дело, убьет ее и Виктора Юрова. Они стали не нужны ему, как лишние свидетели. В том, что он их убивал один, Чернак также признался на суде.
Единственное обстоятельство - то, что трупы Иконниковой и Юрова были обнаружены неподалеку от Тетиева, где находился строящийся магазин, принадлежавший моей семье, позволило следствию «повесить» на моего сына эти два трупа! Но он видел Татьяну всего два раза в жизни!
А, может быть, таким образом, работники милиции рассчитывали получить деньги от Саши, так как думали, что их у него много – ведь он строил магазин!

«Я выбрал путь завладеть всем»
А Чернак производил впечатления простого работяги. Но это было обманчивое впечатление. Степан работал на стройке магазина всего лишь в качестве обычного строителя, но он умел войти в доверие, расположить к себе людей, особенно женщин. Именно он уговорил своих последних жертв – Викторию Оврас и ее несовершеннолетнюю дочь Аню уехать с ним жить в Россию, а их квартиру в Киеве продать. «И тут началось самое страшное», - признался Чернак на первом же судебном заседании! «Я начал спорить сам с собой. Я думал о том, что есть деньги, но они не мои… Есть машина, но она не моя… И тут наверное, сыграла алчность… Я выбрал путь завладеть всем». После эткго он отвез женщин в Тетиев и на территории недостроенного магазина хладнокровно убил сначала Вику, а потом и ее дочь Аню. Деньги от продажи квартиры он присвоил себе.

Судом не было добыто объективных доказательств.
Но суд и на этот раз почему-то решил, что убийства совершал… Александр Рафальский. Такое впечатление, что суд просто не захотел отступать от той самой «установки», которая была определена еще во время следствия работниками прокуратуры. Я убежден, что суд искажал факты, допускал ошибки, просто механически переписывая факты из обвинительного заключения, которые не соответствовали действительности. Судом не было добыто объективных доказательств, подтверждающих вину моего сына.
Поэтому я считаю приговор Апелляционного суда несправедливым. Люди должны нести ответственность за содеянное, а не за те показания, которые были добыты работниками следственных органов, стремящихся получить звания и премии. Я верю в справедливость, ведь облить грязью легче всего, а отмываться очень сложно. Я хочу добиться справедливости.
Анатолий Рафальский, защитник и отец подсудимого Александра Рафальского.
Догори
юрий
Гість

   





Повідомленнясубота 23.04.2011 18:42   Відповісти цитуючи

Здравствуйте!Я служил с вашим сыном в армии,за два года службы было разное,но и в трудные первые пол-года Александр был настоящим Человеком,то что он перенёс во время следствия-полный беспредел.Об Александре могу сказать только хорошее:честный,принципиальный и бескорыстный человек.Что бы там не говорили я не поменяю своего отношения к Сане!А нам остаётся надеяться на лучшее и набраться терпения!Если есть возможность передать Александру,то передайте ему слова поддержки от Юры из Ростовской области!
Догори
Показувати:   
Нова тема   Відповісти    ФОРум ОБОЗа -> Кримінал Ваш часовий пояс: GMT + 2 Години
Сторінка 1 з 1

 
Перейти до:  
Ви не можете писати нові повідомлення в цю тему
Ви не можете відповідати на теми у цьому форумі
Ви не можете редагувати ваші повідомлення у цьому форумі
Ви не можете видаляти ваші повідомлення у цьому форумі
Ви не можете голосувати у цьому форумі
  • IPad
  • IPhone


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
Ukrainian translation © 2005-2006 Serhiy Novosad